Активистка «Штаба Навального» вышла на свободу после 8 суток ареста

«Протокол» поговорил с Марьям Дадашевой, которую краснодарские полицейские задержали в преддверии акции в поддержку Алексея Навального. Восемь суток она провела в спецприёмнике. Как происходило задержание, что было в суде и какие выводы сделала Марьям из полученного опыта.

Где происходило задержание? Как реагировали окружающие?

Задержание проходило у меня в студии, где я работаю на себя. У меня была закрыта дверь и сотрудники представлялись психологом, который работает рядом со мной. То есть, никто не говорил, что это уголовный розыск. У меня была закрыта дверь, а они несколько раз стучались и представлялись как психолог. Я не открывала, но когда уже закончила работу со своим клиентом, я, конечно же, выпустила её и, соответственно, зашли они. Я попросила их предоставить мне удостоверения и спросила, что происходит. Они сказали мне, что забирают меня и у них есть пара вопросов по видео, которое было выпущено в аккаунте «Штаба Навального» в ТикТоке. Я проследовала за ними, меня отвезли, доставили. Я ждала своего адвоката.

Задержание происходило при моей клиентке. Конечно же она была в шоке, не понимала, что происходит. Она была удивлена. Я пыталась ей вкратце объяснить, что я не занимаюсь ничем противоправным.

 

Это ваше первое задержание? Был ли страх?

Это моё первое задержание, да. Я, конечно же, очень переживала, потому что ты, конечно же, понимаешь, что это может с тобой в любой момент произойти и пытаешься искать где-то информацию, смотреть, как это будет, знаешь свои права. Но, когда ты оказываешься в такой ситуации, получается, что все твои права идут к чёрту и они вообще ничего не значат. Когда они стояли за дверью, с помощью, видимо, каких-то своих связей, они отключили мне мобильный интернет. У меня не было возможности об этом как-то сообщить. Хорошо, что мне смогли дозвониться и так вызвать адвоката. Так узнали, что меня задержали.

 

Что происходило в отделе?

В отделе я объясняла, что я освещала событие и в моём видео не было никаких слов побуждающих выйти на митинг. Это всё внесли, конечно, в протокол. Далее сначала меня, а потом Алипат Султанбегову (её так же доставили) поместили в камеру административно задержанных. Там мы провели ночь. Это было дичайше, потому что очень холодно, очень узкая лавочка. Ты не можешь поспать, а даже если принесут тебе книгу, почитать, там тусклый свет. Рядом в камере находятся какие-то непонятные люди.

 

Как проходил суд?

На утро нас разбудили, в девять часов нас отвезли в суд. Однако, суд у нас начался только в шесть часов вечера. На протяжении всего этого времени мы находились в автобусе с девятью молодыми людьми. Часть из них потом забрали. Кто-то из них был задержан за наркотики и уже не в первый раз, кто-то был в состоянии алкогольного опьянения. Одного мужчину стошнило. В общем, всё это сюрреалистичная какая-то была картина. Было очень холодно, мы заболели. У нас была температура. Далее, в шесть часов вечера начался суд сначала у одной, потом у второй. На все ходатайства нам было отказано, вторая сторона отсутствовала — сторона обвинения. Дали восемь-десять суток и повезли нас в спецприёмник.

Тяжело ли было отбывать наказание? Как условия? Чем занимались, отбывая наказание за видео в тиктоке?

В спецприёмнике, в принципе, оптимальные условия. Я, конечно, понимаю, что могло быть хуже. Единственное, так как нет там отопления, очень холодно. Мы продолжали болеть, пока нам не привезли таблетки, чтобы мы выздоравливали. Опять же, ты болеешь, но всё равно находишься в холоде. Я вышла, но до сих пор кажется мне, что у меня ещё температура.

 

Не обидно было сидеть в спецприёмнике за маленькое безобидное видео?

Очень обидно сидеть в спецприёмнике за действительно безобидное видео. Когда ты знаешь, что на просторах того же тиктока очень многие чуть ли не призывают к какому-то насилию, пропагандируют наркотики и так далее, и тому подобное. Эти люди ходят на свободе. Есть люди, которые сделали в огромные разы больше, чем ты со своим маленьким видео и ты, действительно, не сделал ничего противозаконного, но по какой-то причине ты находишься в месте, где должны находиться другие люди.

«Штабы Навального» закрыли. Когда об этом узнали и как отреагировали?

Узнала о том, что «Штабы Навального» позакрывали, вчера. Безусловно, я очень расстроена. Я только сейчас еду домой. Я сейчас, в целом, не могу переваривать такое большое количество информации. Пока не понимаю до конца, что происходит.

Планируете ли заниматься общественно-политической деятельностью в дальнейшем?

Хотелось бы, конечно, заниматься чем-то общественным и общественно-политическим. Потому что так не должно быть. Такие, маленькие и ни в чём не виноватые девочки, не должны находиться в таких местах и вот это беззаконие не должно процветать. Поэтому хочется заниматься чем-то, связанным с этим и помогать в дальнейшем людям.

Главный вывод, урок, который вы извлекли из восьмидневной отсидки в спецприёмнике?

Главный урок? Не знаю, главного урока, наверное, нет. Есть только убеждённость, что всё, во что ты раньше верил и всё, что ты раньше видел, оно укрепилось. Ты теперь чётко на своей шкуре понимаешь и осознаёшь, насколько у нас беззаконие цветёт.