Обыски по делу о нежелательной «Открытой России» в Краснодарском крае глазами очевидцев

Сегодня в Краснодаре и в Ейске прошли обыски по делу об участии в нежелательной организации. Уголовное дело завели против активиста Леонида Малявина. Обыскали дом активиста организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу», дом депутата ейского совета Александра Коровайного, соседей активиста Виктора Чирикова. Мы записали рассказы людей.

В дом, где находились активисты «Экологической Вахты» вломились в шесть утра. Поводом стало то, что координатор организации Андрей Рудомаха — друг Леонида Малявина в Facebook. Как начался обыск, рассказывает одна из девушек, ночевавших в доме: «В 6 утра я услышала звонок в дверь, и слышу громкий крик «ОБЫСК!». Я немного растерялась, это мой первый обыск. Я слышала, как пилят дверь. Когда они вошли,  в комнату, где я находилась, один из полицейских сказал, что не нужно девушкам давать время одеться. Мы спустились на первый этаж».

По словам девушки, никаких прав людям в доме не разъясняли. Это подтверждает и активист Андрей Филимонов, который тоже находился в доме во время обыска. Он услышал звонок из дома вышел на улицу: «Андрей Рудомаха пошёл им открывать калитку, а я выбежал за ним на улицу. В этот момент, не дожидаясь пока Андрей Рудомаха им откроет, на него повалили калитку, отрезанную при помощи бензореза. Поскольку я находился недалеко от входной двери, я увидел, как на меня бежит толпа людей а камуфляже, с автоматами, похожих на сотрудников силовых структур. Один из этих сотрудников повалил меня на асфальт. У меня до сих пор осталась стёсанная асфальтом ссадина. Он скрутил мои руки на спине, и снимая моё лицо на мобильный телефон спрашивал, мои фамилию, имя и отчество. После этого меня заставили зайти в помещение, где находились другие участники процесса».

Андрей Филимонов. Фото: «Протокол»

Дочь Андрея Рудомахи, Агния, тоже была в этом доме, она рассказала, что наблюдать за ходом обыска ночевавшим в доме не позволили: «Представился только один сотрудник полиции — Кисляков Антон Михайлович. Обыскали сначала гостиную, в которой все мы были, в нашем присутствии, а потом пошли в другие комнаты, не выпуская всех из гостиной. Выйти разрешили только Андрею Рудомахе и ещё одному человеку, Маше, мы попытались выйти, нас остановили, сказали сидеть на месте. Получается при обыске присутствовали два человека живущих в доме и толпа вот этих омоновцев».

Заместитель редактора «Протокола» Матвей Курдюков, временно гостивший в этом доме, рассказал, что обыск проводили сотрудники МВД и допустили огромное количество нарушений: «Уже после обыска от настоящего следователя по этому делу, Коротина, Андрей Рудомаха узнал, что Антон Кисляков — просто опер МВД. Также на обыске присутствовал человек в чёрной маске с логотипом футбольного клуба «Краснодар», кепке и капюшоне. Он отказывался представляться, а также говорил оперу Кислякову, что никакие документы никому предоставлять не нужно. В протоколе этот человек указан как Минисердов М. С. Закончился обыск фальсификацией протокола. Антон Кисляков начал кричать на участвующих в обыске жителей дома, после чего заявил, что мы отказываемся подписывать протокол, заставил понятых расписаться в нём, а после требования Андрея Рудомахи проверить, не украли ли чего свободно гуляющие по дому полицейские, Рудомаха был силой выведен из дома, засунут в серую ГАЗель и отвезён на допрос. Ещё до того, как нас оповестили, что будет вестись видеосъёмка, сотрудники полиции снимали поваленных на пол экологов. Что же, жду когда на каком-нибудь «РЕН-ТВ» появится запись, как меня укладывает ОМОН».

Мария, которую упомянула Агния Рудомаха рассказала, что адвоката не допустили, а Андрея Рудомаху насильно усадили в автомобиль и увезли на допрос: «Кто-то из сотрудников в какой-то момент вытащил из кармана чьи-то деньги, и сфотографировал их. Позже один из сотрудников выдернул протокол из рук Рудомахи, тем самым не давая возможности дописать. Рудомаха стал возмущаться, как и остальные. Тогда его свинтили, запихнув в машину. Всё это время не пускали адвоката, который стоял перед воротами. Его не впустили в машину к Рудомахе. Мы успели занести ему куртку и обувь, а потом Андрея увезли в неизвестном направлении. Такой опыт в этой организации у меня первый и он лучше помогает мне понять, в какой стране я живу. Как здесь закон защищает граждан, кто такие эти представители закона и как они к нам относятся».

Фото: «Протокол»

Андрея Рудомаху отпустили после допроса. Пока обыск проходил в доме активиста «ЭкоВахты», обыскивали и соседей активиста Виктора Чирикова. Он рассказал «Протоколу»: «Собираюсь на работу и слышу, Коба , мой пёс, залаял. Коба у меня хороший сторож, он не любит полицию почему-то и сильно начал орать, лаять. Жена подскочила, посмотрела, на кого собачка моя лает, а там четыре машины ментовских. Думаю «обыск». Они пошли не к нам в калитку, а в соседний дом. Я быстренько одеваюсь, и пока они там обыскивали этот соседний дом, я сматываюсь. Меня подхватывает товарищ мой, и мы едим на работу». Ошибка суда для соседей Виктора Чирикова стала фатальной, их обыскали. Активист считает, что происходящее — способ запугивания «несогласных» и подавления активности: «Просто запугивают, из мухи слона делают. Лишь бы изъять все компьютеры, телефоны, чтобы мы не занимались активной деятельностью».

Леонид Малявин, в отношении которого возбудили уголовное дело, прокомментировал «Протоколу»: «Утверждается, что я якобы какую-то заметку из «Открытых медиа» разместил. Утверждается, что «Открытые медиа» — это самое страшное, что может быть. А когда оно стало страшным и вообще было ли это , так сказать, это вопрос открытый. Это всё повод. Всё это заказ и массовое запугивание — то, что называется терроризмом. Можно пугать так: нанести материальный ущёрб. Отобрали у меня и у сына технику, у сына вообще дорогой игровой компьютер. Отобрали у него ключ для удалённого доступа к работе. Зачем? Он похож на флешку».

Обыск прошёл и в доме депутата ейского совета Александра Коровайного. У депутата Никиты Нестеренко, прибывшего к дому Коровайного, тоже изъяли телефон. Никита Нестеренко рассказал: «Руководящий сказал: «Я тут принмаю решение, что для следствия важно. Я считаю, что важно изъять у тебя телефон. Отдавай». Я попросил позвонить адвокату. Одному не дозвонился, второму дозвонился, он сказал, что подъедет и телефон у меня забрали».

Александр Коровайный считает, что обыск связан с его депутатской деятельностью: «Это было шоком для меня и моей семьи, это наш первый обыск. Я никогда не состоял в «Открытой России», не участвовал ни в каких мероприятиях. Малявина я знаю совсем чуть-чуть. Я думаю, что я попал в число тех, кого обыскивали, не просто так. Они надеются найти что-то интересное, либо лишить средств к существованию и затруднить депутатскую деятельность. Я думаю, что этот обыск, в первую очередь, связан с депутатской деятельностью, потому что я очень сильно мешаю, раздражаю».