Дело Беньяша. Повторный допрос Пронского. День 20

11:06. А мы снова в ленинском районном суде, ожидаем начала юбилейного, двадцатого, заседания по делу адвоката Михаила Беньяша

11:10. А Денис Владимирович Пронский уже тут. Вопреки нашим ожиданиям, без сопровождения и наручников(

11:22. Слушателей впустили в зал

11:23. Беньяш: «А можно мне…»

Беляк: «Михаил Михайлович, вам можно всё»

Голос из зала: «Тогда можно закрыть дело»

11:23. Заседание объявляется открытым

11:25. Кстати, видимо Диане Леонидовне так надоело, что многие свидетели говорят очень тихо, что теперь в зале стоит микрофон. Спасибо вам, Диана Леонидовна

11:25. Пронского вызвали для допроса

11:29. Беньяш: «Денис Владимирович, в материлах дела есть определение о доставлении, подписанное вами. Он датирован 8 сентября 2018 года. В нём сообщается , что Беньяша нужно доставить 9 сентября. В мотивировочной части написано, что Беньяша нужно доставить для составления протокола. Каким образом вызывался Беньяш, и на какое число?»

Пронский: «Не помню»

11:30. Беньяш: «В повестке написано, что Беньяш вызывается на 13 сентября. Это ваша повестка?»

Пронский: «Да»

11:31. Беньяш: «Чем была вызвана необходимость доставлять Беньяша 9 сентября, когда сроки явки по повестке не истекли?»

Пронский: «Ну, это ни чем не запрещено»

11:33. Беньяш: «Правильно ли я понимаю, что меры принуждения были применены, для того чтобы не затягивать?»

Пронский: «Пресекать»

Беньяш: «Что пресекать?»

Пронский: «Правонарушение. Вы призывали приходить на митинг»

Беньяш: «Оно на тот момент было окончено?»

Пронский: «Да»

11:35. Беньяш: «Насколько вы считаете обоснованным применение мер принуждения лица, ещё не уведомленного о том, что он должен явится?»

Беляк: «Вопрос снят»

11:35. Беляк: «Есть ещё вопросы?»

Беньяш: «Нет, он отлично всё сказал»

11:35. Пронский покидает зал

12:14. Если вы думаете, что заседание закончилось, а я просто забыл об этом написать, то это не так. Просто сейчас зачитывается очень объёмное ходатайство

12:19. Адвокат Тулян заявляет ходатайство об исключении доказательств, а именно судебной экспертизы по Дмитрию Юрченко. В одном из предыдущих заседаний эксперт Киричкова сообщила, что она взяла карту Юрченко сама из архива, что недопустимо при проведении экспертизы. Также выводы экспертизы противоречат первичному осмотру, так как при первичном осмотре травм на лице Юрченко обнаружено не было, однако уже в экспертизе указано, что у Юрченко были травмы на подбородке. Также в экспертизе отсутствует схема на которой показана локализация травм. Когда эксперта Киричкову спросили, почему она не приложила схему, она ответила, «мы так не делаем».  Также в экспертизе отсутствуют ответы на ряд вопросов следователя, в том числе, вопрос о механизме нанесения повреждений. Также основанием для исключения экспертизы является то, что на согласии Юрченко, на выемку его мед. карты написан номер уголовного дела, за неделю до того, как оно вообще была заведено.

Также адвокат Тулян заявляет ходатайство об исключении доказательств, а именно судебной экспертизы по Егору Долгову. По тем же причинам. Эксперт Кузелева, при проведении экспертизы также не ответила на ряд вопросов следователя. Ответы экспертов носят вероятностный характер. В экспертизе, которую проводила Кузелева отсутствует схема. На вопрос, почему схема не приложена к экспертизе, она ответить не смогла. Результаты экспертизы противоречат результатам первичного осмотра.

Так как недостоверность первой экспертизы влечёт за собой недостоверность второй экспертизы, они не могут быть использованы как доказательства в материалах уголовного дела

12:20. Все защитники поддерживают ходатайство

12:30. Беньяш: «Чтобы упростить суду и прокурору понимание этого ходатайства я тезисно укажу в чём эти экспертизы противоречат. Во-первых экспертизы противоречат в количестве травмирующих воздействий, то есть ударов. Они сами это признали:  «Ой, действительно 4. Ой, действительно 6».

Во-вторых эксперты не приложили схемы и даже не объяснили, почему они их не приложили. Они не ответили на существенную часть вопросов следователя, и не обосновали отсутствие ответа, что является существенным нарушением УПК.

Я уже не говорю о том, что Киричкова нарушила закон, самостоятельно получив доказательства, потому что следователь также нарушил закон предоставив документы не заверенные должным образом, не опечатанные.

Если сейчас прокурор заявит о том, что ходатайство не нужно удовлетворять, так как там нет нарушений УПК, и в ходатайстве будет отказано, то в материалах дела будут существенные основания для апелляционных жалоб.

Поэтому я прошу вас очень внимательно прочитать то что мы вам сейчас предоставляем. Вся динамика наших заседаний ведёт к тому, что события вменяемого мне преступления не было. Поэтому не торопитесь с ответом«

12:33. Прокурор Чибатарёв: «Не соглашусь с доводами защиты. В материалах дела указано, что мед. карты были изъяты. Если разбирать каждый довод защиты, то вы сказали, что эксперты не ответили на вопросы следователя, эксперты ответили, это уже вопрос субъективного восприятия. Каких либо противоречий я не увидел»

12:34. Суд удаляется в совещательную комнату

12:40. Беляк: «Суд постановил, ходатайство защитника Тулян, об исключении четырёх доказательств отказать по следующим основаниям: установлено что 4 экспертизы соответствуют всем требованиям, доводы защиты основаны на показаниях экспертов, которые они дали во время допроса. Оценка доказательств будет дана в совещательной комнате, во время вынесения приговора. Данное постановление обжалуется вместе с приговором»

12:44. Адвокат Вертегель: «В материалах дела находятся заявления Долгова и Юрченко, о том, что они не возражают чтобы их карты изъяли. Заявления датированы 14 сентября. В них указан номер уголовного дела, которое было возбуждено  21 сентября. Это указывает на то что доказательства были сфальсифицированы. Исходя из этого у меня есть заявление о преступлении»

Беляк: «Давайте сначала ходатайства»

12:47. Беньяш: «Следователь сфальсифицировал документы в уголовном деле, и всё для того чтобы изъять очень важное доказательство — мед. карты, которые попали в материалы дела с грубейшими нарушениями»

12:48. Адвокат Вертегель ходатайствует об исключении доказательств, а именно заявлений потерпевших, что они не возражают, чтобы их мед. карты были изъяты

12:48. Прокурор Чибатарёв выступает против

12:49. Суд удаляется в совещательную комнату

12:51. Андрей Томчак, возвращайтесь!

12:55. В удовлетворении отказано

13:12. Беньяш: «У меня заявление. Что у нас говорит 141 статья УПК?

Это сообщение о преступлении, которое может быть заявлено в процессе.

Меня хотелось бы получить процессуальные решения  от суда и прокурора.

Ваша честь, я полагаю, что в действиях заместителя начальника полиции ИАЗ Пронского, усматриваются нарушения 303, 307 и 286 статей УК.

Пронский Денис Владимирович, показал, что вызывал Беньяша посредствам звонка со своего личного номера, который он назвал в заседании. В материалах дела находится детализация звонков, которую мы исследовали, и она опровергает показания Пронского. Он не звонил и это факт.

Теперь по 303 статье УК.

Пронский сфальсифицировал протокол об административном правонарушении по ст. 20.2 КОАП. В протоколе об административном правонарушении указаны понятые Уварова и Пилипенко.

Пронский дал показания, что гражданских лиц в отделении полиции во время составления протокола не было, а значит и Уваровой с Пилипенко не было.

Я на допросе, напрямую называл Пронскому фамилии Уваровой и Пилипенко и спрашивал, знакомы ли Пронскому эти лица, на что он ответил, что нет и это не удивительно.  Ведь понятых при составлено протокола не было.

Теперь по превышению должностных полномочий. Пронский вынес определение об  административном расследовании по статье 20. 2 КоПА РФ, что противоречит закону. Статья 28.7 КОАП содержит исчерпывающий перечень правонарушений, по которым возможно административное расследование и ст. 20.2 в этом перечне нет.

Мы допросили Нечаеву и Шершня, которые сказали, что такие действия незаконны…»

Беляк: «Я вынуждена вас прервать, вы злоупотребляете правом. Вы начали переходить к оценке, которую вы можете выносить только в прениях. Ещё несколько замечаний и вы буде удалены»

Беняш: «…Пронский показал, что определение о доставлении он вынес для пресечения уже совершённого правонарушения. Он выписал повестук на 13 число, а доставить меня приказал 9, без оснований.

Следователь Данильченко сфальсифицировал заявления Долгова и Юрченко, об изъятии мед. карт. В заявлениях датированных 14 сентября 2018 года указан номер уголовного дела возбуждённого через неделю.

Далее идут Борисов и Больбат, наши любимые свидетели, которые якобы видели то как я бился головой об асфальт в отделении полиции на Октябрьской, 121.

Мы предоставили суду 7 материалов административных дел, в котором они говорят что в 14:00 были на Авроре, в четырёх километрах северней от отделения полиции.

Уже после судебного допроса у нас в заседании Борисов и Больбат были опрошены прокурором в другом деле, и они опять поменяли показания и сообщили,  что в этот раз на парковке их не было, в были они были на Авроре.

В их действиях усматривается нарушение 307 статьи УК».

13:17. Прокурор Чиботарёв: «Это субъективная оценка доказательств, я считаю, что нельзя, взять любой документ и заявить о преступлении»

Беляк: «Это не ходатайство, это заявление о преступлении»

Прокурор Чиботарёв: «Вы можете прийти в прокуратуру, и  заявить о преступлении. Я считаю, что не каждый документ на котором будет написано заявление о преступлении, будет являться таковым»

13:19. Беляк: «Суд не отказывает вам в заявлении о преступлении, но считает его преждевременным. Решение о передаче заявления будет принято во время приговора. На данный момент, ваши выводы основаны на вашей субъективной оценке показаний свидетелей»

13:28. Беньяш: «Я думал это заявление заявить на прениях, но потом решил на следствии.

У меня расследование велось по 2 эпизодам: 294 и 318 УК.

По 294-й уголовное преследование прекращено в связи с отсутствием состава преступления, то есть по реабилитирующим обстоятельствам.

Однако право на реабилитацию, суд мне не разъяснил, что есть нарушение УПК.

Передо мной никто до сих пор не извинился за незаконное уголовное преследование.

В связи с изложенным и руководствуясь ст. 125 УПК прошу признать бездействие следователя Данильченко в части неразъяснения моего права на реабилитацию. Пусть передо мной извинятся»

13:29. Беляк: «Ваше заявление будет принято во внимание во время вынесения приговора»

13:30. Судебное заседание объявляется закрытым

13:32. Следующее заседание назначено на 3 сентября 11:00. Будут уже прения. Приходите, но опасайтесь горящих костров рябин