«Нужно приходить голосовать в любом случае». Интервью с Кириллом Гурьевым

«Протокол» продолжает серию интервью с независимыми кандидатами в городскую думу Краснодара. Мы поговорили с Кириллом Гурьевым. Он выдвигается в самом большом избирательном округе Краснодара. В округ входят ЖК «Светлоград», ЖК «Европея», посёлок Колосистый. Кирилл рассказал «Протоколу» о своих взглядах на политику и городские проблемы. 

Почему вы решили выдвигаться? Что к этому подтолкнуло?

Ещё года два назад, даже полтора, я вообще не интересовался политикой. Более того, не был оппозиционером. Сейчас я ярый оппозиционер. Что произошло? Я столкнулся с краснодарскими судами. У меня был небольшой гражданский процесс в прикубанском суде. В принципе ничего такого серьёзного. Я увидел, что краснодарские суды очень продажные. Очень много людей, которые могут подкупить судей. Они прям заходят в кабинеты, подкупают. Все эти истории, которые я до этого слышал, о том что кого-то засудили, посадили, забрали что-то… я думал, что наверняка там что-то не то. Если копнуть, то выяснится, что люди сами виноваты, думал.

Когда я увидел своими глазами, что судья сидит и ждёт у себя в кабинете, когда ей скажут, сколько занесут ей денег, я просто офигел. У меня был шок. Я понял, что в такой стране, в таком городе жить опасно. У тебя в любой момент могут просто забрать всё, что угодно. Могут тебя посадить, чтобы ты откупился. Я понял, что дело совсем плохо. Я понял, что если даже эта грань законности и справедливости в суде нарушена, если её нет, то всем скоро будет очень плохо.

Я понял, что нужно заниматься этим как-то. Тут три варианта: либо смириться, что я не могу себе позволить — я собираюсь тут жить, мои дети будут тут жить; либо уезжать, чего я тоже не хочу; либо со всем этим бороться. Вот, так потихоньку втянулся и пошёл в борьбу, в политику. 

 

Какие проблемы стоят наиболее остро для вашего района?

Если не брать во внимание оборотней в погонах, коррупцию, воровтсво, распил бюджета, есть две основные проблемы, которые я хотел бы постараться решить. Первая — это проблема пробок. Краснодар очень комфортный город для велосипедного передвижения. Сейчас ещё электро-транспорт развивается, электро-самокаты. Но, нету совершенно велосипедных дорожек. Не тех дорожек, которые где-то в парках, а именно тех дорожек, которые транспортировочные. По которым ты можешь доехать, например, от «Европеи» до «Красной площади» и от «Красной площади» до центра.

Я уверен, что если создать инфраструктуру для этого, то большое количество людей пересядут с автомобилей на велосипеды, на самокаты. Во-первых, это дешевле гораздо. Во-вторых, это быстрее — тебе не нужно стоять в пробке. И вообще как-то экологичней. Многие европейские города уже давно на это перешли. Нужно развивать не автомобильную инфраструктуру, а велосипедную. Вытягивать из автомобильных пробок, из машин людей.

Вторая проблема — это застройка. У Краснодара нету никакого стиля. То есть, могут построить страшную восемнадцатиэтажку рядом с храмом или каким-нибудь историческим зданием. Краснодар с каждым годом становится всё страшнее и страшнее. Конечно, появляются где-то такие районы как «Европея», «Немецкая деревня», но это исключения. В основном это черти что.

Конечно, с этим нужно бороться, потому что уже сложно изменить то, что понастроили. На поколения вперёд с этим придётся иметь дело и не понятно, что с этим делать. Если сейчас всё это не остановить и не начать какую-то архитектурную политику, скоро город превратится в какое-то гетто.

 

Как проходит избирательная кампания? Как реагируют люди на агитацию, как реагируют люди на вашу идею выдвигаться?

Первая часть моей кампании — сбор подписей. Мне нужно было собрать 116 подписей, чтобы меня зарегистрировали как кандидата в депутаты. По факту мне пришлось собрать 250 подписей, потому что я потом выбирал самые качественные, самые красивые. 

Когда я собирал их, люди спрашивали: «Кто ты? Что ты?». Я говорил: «Я против «Единой России»» и начинал дальше рассказывать, почему. Мне практически все говорили: «Всё-всё, хватит. Этого уже достаточно. Мы подпись за тебя ставим». 

Люди уже поняли, что «Единая Россия», эти системные партии: КПРФ, ЛДПР и другие — это одно и то же, они все заодно. Там вор на воре сидит. Когда говоришь, что против «Единой России» или против системных партий, людям этого уже достаточно.

 

Мы разговаривали уже с несколькими кандидатами. Некоторые идут от КПРФ, но они не члены партии. Таким образом они просто преодолевают муниципальный фильтр в виде сбора подписей. Вы взаимодействуете как-то с другими кандидатами в ходе своей избирательной кампании?

Я честно скажу, что считаю, если человек идёт от КПРФ и говорит, что он независимый, я ему не верю. Какая партия даст карт-бланш кандидату просто так? Понятно, что у него есть определённые обязательства и эти обязательства будут выполняться и есть контроль за выполнением этих обязательств. Никуда он от этого не денется, что бы он там не говорил. Хотя, всякие, наверное, случаи бывают.

У меня нет совершенно никаких контактов с кандидатами, которые также сейчас выдвигаются. Никаких.

 

Есть какие-то победы?

Я вообще — журналист. У меня есть свой канал на «Яндекс.Дзен», который называется «Человек перемен». У меня в определённые периоды аудитория до миллиона в месяц. Есть такие вещи, которые мне уже удалось сделать. Например, я большой вклад внёс в то, чтобы знаменитая Елена Хахалева, была такая судья, всё-таки уволили.

Я с помощью своих информационных ресурсов пытался вывести её на чистую воду. Например, была такая ситуация: у неё не было юридического образования, она вообще ветеринар. Хахалева сказала, что училась в каком-то Тбилисском университете, Тбилисский университет это не подтвердил, но квалификационная комиссия судей ей поверила. На основании чего, мы не знаем. 

Я сделал такой флешмоб: ребята, давайте соберём всех одногруппников, сокурсников и устроим Елене Хахалевой встречу. Если она училась в этом университете, значит должны быть друзья какие-то, может какие-то молодые люди, подружки с кем она в столовой кушала, с кем она ходила на дискотеки. Устроил этот флешмоб, конечно люди репостили это, смеялись. Ни один человек не нашёлся.

Или, например, есть знаменитый Музыкальный микрорайон. Все эти дома были узаконены Прикубанским районным судом, председателем которого был судья Беспалов. Я сделал такую публикацию, где была фотосессия. Взял девушку красивую, она гламурно оделась, с пакетами, с кофе гуляет по этому району, по этим мусорным горам. Я написал: «Фотограф Кирилл Гурьев, модель Ирина Григоренко, художник-декоратор судья Беспалов». Этот контраст — красивая девушка и этот район, зацепил внимание.

Через две недели после этой публикации этот судья уволился. Я не знаю, насколько моя лепта сыграла роль. Может вообще никакой, может это была последняя капля, может быть это было решающим, не знаю.

Такие вещи я делаю постоянно, таких вещей сделал уже достаточно много в Краснодаре.

 

Почему именно «Городские проекты»?

Мне нравится, как к строительному процессу относится Варламов. Он смотрит на всё с точки зрения архитектора улиц, скажем так. У нас как принято? Если строят какой-то район, самое важное, чтобы были дороги какие-никакие, школа, садик и больница. Весь мир уже давно перешёл на то, чтобы делать и какой-то ландшафтный дизайн всего района. Это можно увидеть у нас в «Европее» и «Немецкой деревне». Это единственный такой район, где общественное пространство обустраивали ещё и с точки зрения дизайна. Мне это очень близко. Я в молодости уезжал во Францию жить, как-то я это всё впитал. Конечно, я очень сильно хотел бы, чтобы у нас специалисты, которые занимаются обустройством городов, общественных пространств, были квалифицированными специалистами. По большому счёту всё это стоит точно таких же денег, просто это нужно лучше продумывать.

 

Как будет организовываться наблюдение за выборами? Теперь мы голосуем три дня. Уследить за избирательным процессом очень сложно.

Мы когда узнали о трёх дня, мы конечно офигели маленько. Будем как можно сильнее, по максимуму наблюдать. Со мной, кстати, сегодня «Штаб Навального» связался, спрашивали, могу ли я их наблюдателей поставить себе. Я сказал: «Да с удовольствием». Будем смотреть, это ведь всё вновь. Да и вообще, это и мои первые выборы. Не знаю, будем стараться. Самое главное, что нужно понять людям, которым моя позиция кажется симпатичной: нужно приходить голосовать в любом случае. 

Сейчас уже многие разуверились, разочаровались, думают, что выборы ничего не решают. На самом деле, решают. Да, будут фальсификации. Будут красть голоса, но если вы не придёте, то и голоса ваши не нужно будет красть. Та же «Единая Россия» подтянет свой административный ресурс, придут всякие тётушки, учителя, бабушки и проголосуют за кого надо, за тех, кто уже 20 лет у власти, а вы — нет.