«Я люблю свой город и мне не безразличен его облик». Интервью с Игорем Азаровым

«Протокол» продолжает серию интервью с общественниками, которые хотят сделать Краснодар лучше, избравшись в городскую думу. Мы опубликовали интервью с руководителем движения «Транспортная инициатива» Мариной Репещук, интервью с блогером и журналистом Сергеем Бурцевым. Мы поговорили с городским активистом Игорем Азаровым.

Он выдвигается от микрорайона Дубинка. Обсудили велодорожки, детские площадки, ЖЭК-арт объекты и сохранение зелёных насаждений в городе.

 

Вопрос, который мы задаём всем кандидатам. Почему ты решил выдвигаться?

Во-первых, я уже давно занимаюсь политикой, с 2011 года. Первый раз я тогда стал наблюдателем на выборах. Фальсификации на выборах меня зацепили. Соответственно, с тех пор начал ходить на митинги за честные выборы, когда ещё учился в Москве. Потом ходил на суды по делам политзаключённых и работал на избирательных кампаниях независимых кандидатов . Другая причина, почему я иду на выборы, кроме той, что необходимо менять власть в стране — это моё желание реализовать те проекты, которые я считаю важными для нашего города. Всё-таки я люблю свой город и мне не безразличен его облик.

Два года назад я начал вести блог, посвящённый Краснодару, где как раз пишу о проблемах. Меня это увлекло, какой-то был резонанс от тех статей, которые я писал, даже что-то получалось реализовывать. Меня это увлекло и я понял, что можно заниматься политикой в сфере урбанистики. Два года назад, когда мы провели первую встречу команды «Краснодар 2020», мы презентовали наш проект — объединение независимых кандидатов в депутаты. Собственно, с этого всё и началось.

 

Какие есть проблемы в твоём районе?

Все проблемы, которые здесь есть, они касаются всего города. Прежде всего это транспортная недоступность. Димитрова — это длинная улица, на которой вообще практически нет никакого общественного транспорта. Ни частного, ни городского. В конце этой улицы находится большой жилой комплекс и людям оттуда идти до ближайшей остановки общественного транспорта минут сорок. Это огромная проблема, люди на это жалуются. Второй момент: здесь довольно старый жилой фонд, здесь в большинстве своём пятиэтажки. Это хрущёвки, ужасные убитые дворы и детские площадки. За ними реально никто не ухаживает. Где-то можно найти какие-то новые качели, но в большинстве своём это разрушенные дворы. Вся проблема в том, что люди не готовы, или у них не хватает средств их реконструировать за свой счёт.

Как раз один из пунктов, которые я для себя наметил в своей программе — это реконструкция детских площадок за счёт бюджета города. Потому что, как я сказал, люди с этим не справятся. Нужно принимать пятилетнюю программу, реконструкцию дворов. Почему не жалко на это деньги тратить? Детские площадки — это такое сосредоточение людей в районе. Пенсионеры и родители с детьми в большинстве своём не едут отдыхать в центр, а проводят свой досуг у себя возле дома. Иметь прекрасный парк Галицкого или, как Первышов предлагает, делать огромную набережную, по всей длине Кубани — это, конечно, хорошо, но существенного улучшения качества городской среды для людей это не даёт. Даст, мне кажется, именно реконструкция локальных территорий. Яркий пример — мой округ.

Есть хорошая, более-менее обустроенная Ставропольская, центральная улица, но на двадцать метров отойдёшь от неё и уже старый двор с этими бесконечными покрышками, ЖКХ-артом, парковками на детских площадках и всем подобным.

 

Есть ли какие-то победы в округе?

Есть. Это пешеходный переход через железнодорожные пути в районе улицы Новороссийской, рядом с элеватором. Эта история начиналась полгода назад. Тогда РЖД построили новый переход через ж/д пути в 200 метрах от старого. Старый они полностью убрали, перекопали, поставили там заборы. Не смотря на это люди продолжали ходить и очень сильно ругались, потому что там полностью перекопанная территория, нужно забираться по камням на насыпь, чтобы перейти через железнодорожные пути. А к новому переходу никто не ходил. Во-первых, потому что это далеко — просто это не соответствует пешеходному потоку. А, во-вторых, это переход просто упирался в проезжую часть: с одной стороны это была улица Новороссийская, а с другой автомобильная дорога примыкающая к элеватору. Ни на той, ни на другой улице не был обозначен переход (ни светофора, ни даже зебры). То есть людям предлагалось переходить по оживлённой дороге, нарушая ПДД.

Полгода назад я пришёл, снял маленький репортаж об этом и выложил в свой блог. Материал разошёлся очень хорошо — крупные паблики в инстаграме, СМИ какие-то взяли его и пошёл резонанс. Буквально через пару дней я увидел совещание в администрации, где Первышова как раз говорит про этот переход. Тогда он как раз пообещал обустроить этот переход. Я подумал: «Наверное скоро, недели через три сделают». Мэрия не реагировала никак буквально полгода. Может быть это было связано с коронавирусом, не знаю. Пришлось записывать второй раз ролик и повторно писать письма в администрацию. И в начале июля читаю новости: переход обустроен, построили подходы, нарисовали зебру к новому переходу. Я считаю, что это какая-то локальная, но победа.

Кроме этого, осенью прошлого года я разработал чат-бота в «Телеграме», в котором люди могут скачивать жалобы на те или иные проблемы в ЖКХ, городское благоустройство и так далее. Вся проблема была в том, что люди не умели и не знали, у них не было формы для подачи юридически грамотных документов в органы власти. Мой чат-бот им в этом помогает. Теперь любой желающий в три клика может скачать жалобу и не тратить время для составления документов. Такую систему с обозначением городских проблем на интерактивной карте я хотел бы внедрить на сайт ажминистрации. Необходимо, чтобы городские проблемы были зафиксированы и они были бы видны всем горожанам в режиме онлайн. В этом случае уровень общественного контроля за работой городских служб вырос бы, а в след за ним и качество этой работы.

 

Ты взаимодействуешь как-то с другими кандидатами в депутаты? 

Да, конечно. Во-первых, наша команда «Краснодар 2020» — мы активно общаемся, друг другу помогаем, консультируемся друг с другом, какие-то проекты общие делаем. Кроме того я взаимодействую с КПРФ. Я выдвинулся от коммунистической партии. Я беспартийный, но меня вот выдвинула партия. Мне они помогали с подготовкой документов для выдвижения, помогают по вопросам согласования моих агитационных кубов.

 

Как обстоит взаимодействие с городскими властями? Отвечают ли на жалобы, приглашают ли на обсуждения каких-то проблем, вопросов?

Вся проблема в том, что большинство моих запросов, которые я делаю, а их я делаю очень много и продолжаю сейчас, они заканчиваются отправкой мне каких-то отписок. Например, я пишу по дорожным заборам. Вот, дорожные заборы, которые уродуют наш город. Те заборы, которые огораживают пешеходную часть от автомобильной дороги. Я узнал, что в мае был выпущен новый ГОСТ, который позволяет демонтировать заборы и ставить вместо них плющи, какие-то ограждения из кустов. Я начал фотографировать эти заборы, где есть уже растительные ограждения, отправлять это в приёмную администрации и ссылался на этот новый ГОСТ.

Какая-то должна быть реакция. Хотя бы какой-то ответ, который аргументирует, почему здесь нельзя снести забор и заменить его растительностью. Вместо этого мне просто пишут: «Забор стоит и согласно всем нормативам безопасности должен там стоять. Никто его демонтировать не будет». То есть, никакой аргументации за сохранение заборов, не было. Просто я получаю отписки фактически. Меня это очень сильно раздражает.

Поэтому диалог с властью как-то не очень получается, но что-то, как этот переход через железнодорожные пути, получается сделать.

 

Как на тебя реагируют местные жители, когда ты проводишь агитацию, общаешься с ними, встречаешься? Они воспринимают в штыки или наоборот благосклонны твоему выдвижению.

Большинство воспринимает благосклонно. Какого-то негатива я вообще не вижу. Либо это безразличие, либо, в большинстве случаев, это позитивный отклик. Во-первых, говорят, что действительно пора уже избирать молодых. У людей есть сейчас реально запрос на молодёжь. Во-вторых, вот недавно на мой агитационный куб подошла женщина и сказала, что мне очень нравится ваша программа за её реалистичность. Вот это для меня было самым большим комплиментом, потому что можно пообещать что угодно. Можно пообещать повышение пенсий и отменить пенсионную реформу, ещё что-то. Это всё не реалистично. Я для себя выделил как раз в рамках своей программы реальные, понятные цели, которые я могу реализовать как депутат городской думы.

Поэтому в большинстве случаев это какие-то очень позитивные отклики, пожелания удачи. Это очень сильно меня мотивирует и придаёт сил.

 

Здесь довольно много студентов, у которых нету местной прописки. Агитацию среди них насколько эффективной ты считаешь?

Студенты живут на другой стороне Ставропольской, а это уже не мой избирательный округ. Действительно, у студентов, к сожалению, нет избирательных прав. Они могут голосовать по месту прописки. Не скажу, что много, несколько студентов, буквально вчера, просто подходили и высказывали свою готовность помогать с наблюдением, с агитацией. Поскольку у них нет избирательных прав в округе, агитировать их как избирателей нет смысла.

 

Относительно недавно разрешили голосовать в течение трёх дней, объявили, что как раз на выборах депутатов гордумы будет такой формат голосования. Как ты планируешь организовывать наблюдение с учётом изменения правил?

Если честно я, наблюдая с 2011 года, сформировал чёткое понимание, как нужно наблюдать, что нужно делать. Алгоритмы уже заученные. Как будем наблюдать в течение трёх дней, у меня пока нет чёткого понимания. Есть несколько идей. Во-первых, я в процессе агитации всем говорю и в агитационных листах пишу, что день выборов — 13 сентября. Я не говорю, что трёхдневное голосование. Важно, чтобы люди, кто готов за меня проголосовать, голосовали в последний день, потому что я таким образом смогу в последний день пронаблюдать и защитить их голоса.

Оставлять избирательный участок и, соответственно, бюллетени на ночь — это опасно. Мы знаем, как переписываются протоколы, как заменяются бюллетени и так далее. Второй момент — я сейчас набираю активно наблюдателей и у меня складывается ситуация, при которой я, возможно, смогу закрыть все три дня. То есть, у меня восемь участков, по одному-двум наблюдателям на участок, соответственно некоторые смогут два дня и в третий день пронаблюдать. Я хочу закрыть все дни наблюдателями. Получается, в три раза больше наблюдателей привлечь нужно будет, но я считаю, что это возможно.

 

Что тебе даст статус депутата? Ты считаешь, он как-то облегчит твою работу в округе или как Бурцев, с которым мы общались, сказал, что это в первую очередь громкое слово, которое добавляет веса действиям?

Да, я согласен с Бурцевым. Депутат — это действительно статус определённый. Поскольку у нас нет прямых выборов мэра, то единственной легитимной властью в городе являются как раз городские депутаты. Это единственная должность, которая выборная. Раз это так, то к ней должны прислушиваться органы власти: и администрация, и МВД. Что это даст? Это даст возможность делать различные депутатские запросы. В жилинспекцию, в МВД. Вот у нас район старый, есть большая проблема: здесь собираются алкаши во дворах, многие жители об этом говорят. Приезжает МВД, но ничего не меняется. На следующий день опять алкаши приходят. Соответственно, как депутат я смогу за этим следить. Если МВД плохо работает, заставлять их работать правильно.

Что это ещё даст? Депутаты принимают городской бюджет. Огромные возможности в этой сфере поработать, переправить средства бюджета на те проекты, которые я считаю важными. У нас там Первышов, я уже упоминал, строит набережную. Огромный мега-проект. У нас вообще власти любят делать какие-то мега-большие проекты. У меня другая позиция. Я хотел бы заняться малыми проектами, малой деятельностью. Я считаю, что лучше 100 маленьких, чем какой-то один мега-проект. Соответственно, те деньги, которые тратятся на эти проекты, я мог бы перенаправить на то, что я считаю важным: детские площадки, строительство велодорожек. Защита зелёных насаждений — это тоже важный пункт моей программы. Сейчас у нас не хватает ни средств, ни кадров в отделе озеленения, чтобы отслеживать аварийные деревья, отслеживать деревья при вырубке. Вырубается очень много здоровых. Именно из-за того, что очень плохо диагностируется состояние дерева. Они признаются аварийными и вырубаются. Причиной этого — недостаток финансирования этой области в городе. Как депутат я мог бы перенаправить часть бюджета в эту область и заниматься озеленением. 

 

Ты сказал про взаимодействие с МВД. В твоём округе находится дом одного из активистов ЭкоВахты, который в прошлом году несколько раз штурмовали силовики. В случае, если подобные набеги будут продолжаться, ты как депутат будешь приходить в суд? Грубо говоря, демонстрировать общественное внимание к этому вопросу.

Конечно. Я не скажу, что я занимался правозащитной какой-то деятельностью, но я активно всегда поддерживал и политзаключённых, и политактивистов, на которых оказывалось давление. Естественно, я знаю про ЭкоВахту, про эти все случаи и если я буду избранным депутатом, то вот эта защита будет более эффективной. Естественно, я этим буду заниматься. Какие нарушения со стороны силовиков будут, я буду этим заниматься, привлекать и общественное внимание, и внимание городских властей к этим проблемам.

 

Будешь ли ты заниматься общегородскими проектами, если ты станешь депутатом или ты будешь работать исключительно по своему округу? 

Я буду и по своему округу работать и, естественно, заниматься общегородскими проектами. Я не сторонник такого подхода, знаете, как депутаты вписывают в программу: я починю дорожку, здесь заасфальтирую, буду вот такими локальными проблемами заниматься. Это бессмысленно. Мы живём в одном большом городе и соответственно, раз я избираюсь в городскую думу, я должен заниматься всеми городскими проблемами, независимо от того, от какого района я был избран. Я уже говорил, какими проблемами я хотел бы заниматься. Строительство велосетей. У нас огромная проблема с пробками в городе и, естественно, все уже к этому подошли и поняли, что просто расширением дорог или строительством развязок проблему не решить. Чем больше мы расширяем дороги, тем больше мы спонсируем и сподвигаем людей покупать машины. Становится больше машин, становится больше пробок и так до бесконечности. Соответственно, нужно создавать альтернативу личному транспорту.

Альтернативы две: общественный транспорт (здесь у нас тоже большие проблемы: не комфортный, старый транспорт) и велосипеды. У нас в этой области есть всё для того, чтобы велосипеды реально стали настоящей альтернативой машинам. У нас есть замечательный южный климат, у нас можно ездить на них круглый год. У нас есть уже несколько велошеринговых компаний. У нас нет самого главного — у нас нету инфраструктуры. Построить её не так сложно, я считаю. Все, в основном, говорят: «Велосипеды… надо уменьшать дороги, делать их уже, это вызовет пробки». Во-первых, это не так. Не обязательно сокращать автомобильные дороги. Возможно делать это в буферных зонах, эти велодорожки. Даже если мы сократим автомобильные дороги на несколько метров, это никак не скажется на пропускной способности дорог. Просто потому что у нас полосы для движения шире, чем в Европе. Шире от полуметра до метра. То есть, в Европе два-два с половиной метра, у нас — три с половиной метра. Соответственно, здесь можно сокращать без страха, что пропускная способность дороги уменьшится. Если у нас будут велодорожки по всему городу. Связанные велодорожки, единая велосеть. Это существенно повысит транспортную связанность города. Это большой проект, которым я бы хотел заниматься.

Второй момент, который тоже я упомянул. Это защита зелёных насаждений. У нас в городе за 2019 год по статистике было вырублено 12 тысяч деревьев. Если сопоставлять это с территорией, это примерно как территория парка Горького. Огромный массив каждый год уничтожается. Если так будет дальше, мы останемся просто пустынным городом без зелени. Нужно что-то в этом направлении делать. Самое главное, что нужно делать — это изменить порядок принятия решений по вырубке и высадке деревьев. У нас работают очень неквалифицированные подрядчики. Они если делают, например, кронирование деревьев, то в большинстве случаев просто оставляют дерево без веток. Это просто какие-то голые столбы остаются, которые на следующий год могут просто засохнуть и умереть. У нас очень плохо с компенсационным озеленением. Если дерево вырубается, вместо него должны посадить на этом же участке, по закону, новое дерево. В реальности происходит по-другому. Либо дерево вообще не высаживается, таких случаев масса. То есть, никакой компенсационной высадки вообще нет. Либо высаживаются очень маленькие кусты, какие-то саженцы, за которыми тоже особо никто не ухаживает и они тоже погибают. Соответственно, у нас дерево вырублено, компенсационного озеленения нет и с каждым годом у нас в городе количество деревьев уменьшается.

Какое у меня предложение, которое я тоже внёс в свою предвыборную программу? Нужно поменять порядок вырубки и высадки деревьев. До того, как учреждение бы получало порубочный билет на вырубку деревьев, оно обязано было бы высадить новые деревья. То есть, поменять очерёдность. Сначала вы высаживаете дерево, администрация за этим следит, видит, что дерево прижилось, после этого только выдаёт право на вырубку старого дерева. Это всё реализуемо, это всё можно сделать изменением только одного пункта в действующем законодательстве. Это реально поможет затормозить этот огромный пресс на лёгкие нашего города.